← к другим интервью

Александр Кузнецов: я — программист и подрабатываю велокурьером

24 октября 2020
18 минут
Александр Кузнецов: я — программист и подрабатываю велокурьером

Александр Кузнецов: я — программист и подрабатываю велокурьером

Heading

Text Link

Heading

Block Quote

Расскажи немного о себе. Чем ты занимаешься, на чем специализируешься?

Мне 37 лет, я живу в Берлине и работаю программистом под устройства Apple. Родился и вырос в Подмосковье, учился в рядовом московском техническом вузе на инженера машиностроения. Быстро понял, что учеба мне не нравится. Со второго курса параллельно работал системным администратором, и это приносило удовольствие. Через семь лет работы устроил себе дауншифтинг. Уволился и занялся самообразованием, чтобы стать программистом.

Почему ты выбрал программирование под «Эппл»?

Поскольку любил технику Эппл, начал писать свою программу под мак. Одновременно с этим Эппл дал возможность писать программы под недавно вышедший тогда айфон. Рынок взорвался, всем стали нужны айфон-программисты. Как разработчику под мак мне это пришлось очень кстати. Я сразу применил свой опыт в разработке под айфон.

Вначале я работал в небольшой московской компании. Потом этой областью заинтересовалась и Студия Артемия Лебедева, куда я попал в 2010 году.

Два года в Студии пролетели незаметно. Это были два веселых, интересных и насыщенных года. Но еще во время своего дауншифтинга после первой работы я понял, что хотел бы попробовать поработать и пожить в другой стране. Возможность узнать новую культуру, окружение и людей меня начала привлекать еще тогда. Интерес подогревался периодическими поездками в отпуск в Европу.

Из европейских стран мне понравилась Германия и в частности — Берлин. Не сказать, что это самый красивый город, когда платишь немалые деньги за заграничную поездку. Но меня зацепил тот самый дух его свободы.

Я начал немного учить немецкий язык и слегка больше интересоваться Германией. В какой-то момент узнал, что там наравне с LinkedIn популярна другая местная сеть — Xing. Я завел аккаунт-резюме и забыл о нем.

Примерно через год, то есть в начале 2012 года, на меня неожиданно выходит немецкий стартап из Бонна и быстро предлагает работу. Я немного сомневаюсь, ведь все это время я держал в голове более крупные города. Но соглашаюсь, потому что есть ощущение, что попасть в Берлин так может быть проще, чем ждать вакансии сразу там.

Когда у тебя есть подписанный контракт с немецкой фирмой и диплом о высшем образовании, переезд в Германию — дело пары недель или месяцев. Нет никакой лотереи, квот, бальной системы или специальных сроков раз в год. Ты подаешь документы в посольство, получаешь визу на въезд с целью работы. По приезде получаешь вид на жительство.

Отличается ли работа разработчиком в Германии от работы в России?

В России разработчиком я проработал не так долго. И это было уже восемь-десять лет назад. Тогда в компаниях по всему миру была другая атмосфера. Но мне кажется, что да, отличается. По моим ощущениям, в российских компаниях царит более конкурентная, жесткая, патриархальная атмосфера. В немецких — более комфортная, человеколюбивая и толерантная. А хороших и плохих специалистов и будущих друзей можно встретить и там, и там.

Почему ты решил подрабатывать велокурьером?

Уже через 21 месяц я получил постоянный вид на жительство. В Германии это возможно при работе по так называемой «голубой карте» и знании языка на невысоком уровне. Три года я проработал программистом в штате и начал задумываться о работе на себя. Я планировал продавать свои программы и заниматься фрилансом.

Через три-четыре года работы на себя мне надо было брать следующий фрилансерский проект. Нужно было заполнить пробел в доходе от постепенно растущих, но все еще недостаточных продаж своих приложений. К очередному фрилансу душа совсем не лежала. И снова в жизни я серьезно задумался, чем же мне нравится заниматься.

Я понял, что помимо написания своих программ мне нравится кататься на велосипеде по Берлину. А можно ли на этом как-то зарабатывать?

Удается совмещать работу курьером и работу разработчиком?

Это довольно непросто. На обе работы в сутках недостаточно часов. Нужно всегда выбирать, что пострадает.

Первые несколько месяцев работы велокурьером мне было интересно всё . Даже сам новый тип работы. Это полная противоположность работе программиста. Программист проводит много времени без движения. Может спокойно и сосредоточенно думать. Задачи растягиваются на дни, недели и месяцы. Дедлайны программиста расположены относительно далеко. Программисты бегут марафоны.

Велокурьер постоянно в движении. Заказы приходят и уходят в реальном времени. Решения надо принимать сразу. Времени думать нет, нужно во многом полагаться на имеющийся опыт и интуицию. Дедлайны курьера — через полчаса или час. Велокурьеры бегут много маленьких спринтов.

Одно из моих любимых в таком совмещении — это влияние физической активности на мозг. После трех часов программирования концентрация падает и количество ошибок возрастает. Небольшие перерывы помогают, а двухчасовая велопоездка не только полностью восстанавливает остроту мышления, но и заряжает мозг дополнительно.

Как устроена работа курьером? Как ты берешь заказы, что обычно развозишь?

Вожу обычно документы и вещи. Договоры, счета, бухгалтерские документы, покупки в магазинах, вещи между филиалами компаний и магазинами, медицинские пробы. Иногда забытые на работе ключи от дома. Часто бывают письма о расторжении договоров. Люди отправляют их не просто по почте, а заказывают именно курьера, чтобы при случае в суде было более весомое доказательство получения письма.

У фирмы, с которой я сотрудничаю, все курьеры работают как независимые предприниматели. Нет никакой обязанности по времени или объему работы, полная предпринимательская свобода. Но тебя всегда стимулируют твои финансы. Это самая распространенная схема в Берлине у такого типа курьеров. Компания занимается привлечением клиентов, обработкой заказов на перевозку, выставлением счетов, выбиванием долгов и выплатами курьерам. За это она берет весомую комиссию. Курьеры ежемесячно получают свой доход за вычетом комиссии.

Заказы распределяются по рации. Приложение тоже есть, там отображаются уже взятые заказы и ведется их документация. Работа по рации может показаться архаизмом, но на самом деле рация выполняет незаменимую роль.

  • Заказы распределяются максимально прозрачно. Все в реальном времени слышат, кто взял какой заказ, откуда и куда поехал. Если кто-то взял заказ не по правилам, коллеги сразу поправят.
  • Скорость. Получать и уточнять заказы по рации намного быстрее, чем с помощью приложения. Заказы часто берутся прямо во время езды. С приложением это было бы не только медленнее, но и опаснее. К тому же, использовать телефон при езде на велосипеде запрещено точно так же, как и при езде на машине.

Диспетчер читает доступные заказы по кругу. Откуда, куда, что везти, есть ли дедлайн. Курьеры соревнуются за заказы. Кто успел вызвать диспетчера первым, тот и получает заказ. Когда заказов мало, конкуренция довольно высокая. В такие моменты все начинают вызывать диспетчера сразу после того, как тот отпустил кнопку своей рации.

Стандартный срок для забора вещи после получения заказа курьером — 15 минут. Если ты можешь предложить это время, и ты первым вызвал диспетчера, ты сразу получаешь заказ. Если ты можешь забрать только через минут 20-25, диспетчер спрашивает, может ли кто-то быстрее.

Если ты уже едешь с заказом, можно брать новые заказы, только если тебе не придется делать большой крюк. Таким образом происходит более равномерное распределение, и исключается ситуация, когда кто-то особо умелый в общении по рации собрал себе все заказы, а другие простаивают.

Бывали ли необычные или странные случаи? Ну, привез посылку, а там голая женщина.

Голые мне пока не открывали. Но было несколько примечательных случаев.

Один раз везу конверт из офиса в районе «Митте» по адресу в «Пренцлауэр берге» для некой Шарлотты. Выглядит как какие-то документы. Приезжаю — там детский сад. Звонка нет, машу руками в окно на первом этаже, воспитательница меня замечает и открывает дверь. Говорю, что им тут письмо для госпожи Шарлотты. Она очень удивляется и переспрашивает, не ошибка ли это, и может ли она открыть конверт за Шарлотту. Ведь госпоже Шарлотте три года.

Другой раз в подробностях заказа написано: «подольше звонить в домофон». Звоню несколько раз, открывают, поднимаюсь. Пожилая женщина приглашает зайти в квартиру. Она не очень в курсе происходящего, но знает, что что-то должны забрать. В квартире все в коврах, расставлены статуэтки, пахнет дымом от ароматических палочек, и играет медитативная музыка. Звоню заказчику, он говорит, что оставил образцы тканей на кресле у окна. Женщина все это время пытается поддерживать со мной какой-то разговор, более подробный, чем обычный смолток. Беру, что надо перевезти, и ухожу поскорее.

Еще как-то вез что-то типа кронштейна для кинокамеры. Легкая плоская железка размером с книгу, ничего особенного. Был жесткий дедлайн, я спешил через пол-Берлина, срезая маршрут и пролезая в дырки, куда машина не пролезет. В пути думал, не зря ли я так убиваюсь. В заказах бывает путаница, и дедлайн на доставку на самом деле оказывается сроком для забора груза. Но в этот раз я спешил не напрасно. Приехав, я обнаружил скучающую съемочную группу из 20 человек. Они просто сидели, ничего не делая. Получив запчасть, они сразу заторопились, и приступили к работе. В этот момент я почувствовал, что профессия велокурьера — очень важная.

А что с деньгами? Сколько удается заработать?

На работе велокурьером точно не разбогатеешь. Чтобы хватало на жизнь, нужно работать полный день каждый будний день. Начинать надо в 8, а заканчивать в 16–17 часов. Нужно проезжать по 80–120 км в день. В любую погоду. Это сложно, и только из-за денег это невозможно делать продолжительно. Нужно любить велосипед.

Не знаю, сколько зарабатывают фултайм-коллеги, но подозреваю, что 2000–2500 евро в месяц за вычетом комиссии. С чего еще надо будет заплатить 20–30% налогов и страховок для предпринимателей.

Когда я начинал, я учился понимать немецкую речь по рации и не знал все улицы. Работал по шесть часов в день, и мне удавалось заработать 1200 евро, из которых 500 уходило на комиссию распределяющей заказы компании. По мере опыта я также сокращал количество часов. Ведь это для меня должно было быть только подработкой и спортом.

Теперь, чтобы снова уделять больше времени программированию, я ограничиваю свои поездки до 2–3 часов в день. Общее количество доступных заказов также упало из-за пандемии. Поэтому сейчас как велокурьер я балансирую на нуле. Для меня это главным образом польза для здоровья и ясность ума во время вечернего написания кода.

Александр Кузнецов: я — программист и подрабатываю велокурьером
24 октября 2020
18 минут

Александр Кузнецов: я — программист и подрабатываю велокурьером

Heading

Text Link

Heading

Block Quote

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Suspendisse varius enim in eros elementum tristique. Duis cursus, mi quis viverra ornare, eros dolor interdum nulla, ut commodo diam libero vitae erat. Aenean faucibus nibh et justo cursus id rutrum lorem imperdiet. Nunc ut sem vitae risus tristique posuere.

Александр Кузнецов: я — программист и подрабатываю велокурьером

Расскажи немного о себе. Чем ты занимаешься, на чем специализируешься?

Мне 37 лет, я живу в Берлине и работаю программистом под устройства Apple. Родился и вырос в Подмосковье, учился в рядовом московском техническом вузе на инженера машиностроения. Быстро понял, что учеба мне не нравится. Со второго курса параллельно работал системным администратором, и это приносило удовольствие. Через семь лет работы устроил себе дауншифтинг. Уволился и занялся самообразованием, чтобы стать программистом.

Почему ты выбрал программирование под «Эппл»?

Поскольку любил технику Эппл, начал писать свою программу под мак. Одновременно с этим Эппл дал возможность писать программы под недавно вышедший тогда айфон. Рынок взорвался, всем стали нужны айфон-программисты. Как разработчику под мак мне это пришлось очень кстати. Я сразу применил свой опыт в разработке под айфон.

Вначале я работал в небольшой московской компании. Потом этой областью заинтересовалась и Студия Артемия Лебедева, куда я попал в 2010 году.

Два года в Студии пролетели незаметно. Это были два веселых, интересных и насыщенных года. Но еще во время своего дауншифтинга после первой работы я понял, что хотел бы попробовать поработать и пожить в другой стране. Возможность узнать новую культуру, окружение и людей меня начала привлекать еще тогда. Интерес подогревался периодическими поездками в отпуск в Европу.

Из европейских стран мне понравилась Германия и в частности — Берлин. Не сказать, что это самый красивый город, когда платишь немалые деньги за заграничную поездку. Но меня зацепил тот самый дух его свободы.

Я начал немного учить немецкий язык и слегка больше интересоваться Германией. В какой-то момент узнал, что там наравне с LinkedIn популярна другая местная сеть — Xing. Я завел аккаунт-резюме и забыл о нем.

Примерно через год, то есть в начале 2012 года, на меня неожиданно выходит немецкий стартап из Бонна и быстро предлагает работу. Я немного сомневаюсь, ведь все это время я держал в голове более крупные города. Но соглашаюсь, потому что есть ощущение, что попасть в Берлин так может быть проще, чем ждать вакансии сразу там.

Когда у тебя есть подписанный контракт с немецкой фирмой и диплом о высшем образовании, переезд в Германию — дело пары недель или месяцев. Нет никакой лотереи, квот, бальной системы или специальных сроков раз в год. Ты подаешь документы в посольство, получаешь визу на въезд с целью работы. По приезде получаешь вид на жительство.

Отличается ли работа разработчиком в Германии от работы в России?

В России разработчиком я проработал не так долго. И это было уже восемь-десять лет назад. Тогда в компаниях по всему миру была другая атмосфера. Но мне кажется, что да, отличается. По моим ощущениям, в российских компаниях царит более конкурентная, жесткая, патриархальная атмосфера. В немецких — более комфортная, человеколюбивая и толерантная. А хороших и плохих специалистов и будущих друзей можно встретить и там, и там.

Почему ты решил подрабатывать велокурьером?

Уже через 21 месяц я получил постоянный вид на жительство. В Германии это возможно при работе по так называемой «голубой карте» и знании языка на невысоком уровне. Три года я проработал программистом в штате и начал задумываться о работе на себя. Я планировал продавать свои программы и заниматься фрилансом.

Через три-четыре года работы на себя мне надо было брать следующий фрилансерский проект. Нужно было заполнить пробел в доходе от постепенно растущих, но все еще недостаточных продаж своих приложений. К очередному фрилансу душа совсем не лежала. И снова в жизни я серьезно задумался, чем же мне нравится заниматься.

Я понял, что помимо написания своих программ мне нравится кататься на велосипеде по Берлину. А можно ли на этом как-то зарабатывать?

Удается совмещать работу курьером и работу разработчиком?

Это довольно непросто. На обе работы в сутках недостаточно часов. Нужно всегда выбирать, что пострадает.

Первые несколько месяцев работы велокурьером мне было интересно всё . Даже сам новый тип работы. Это полная противоположность работе программиста. Программист проводит много времени без движения. Может спокойно и сосредоточенно думать. Задачи растягиваются на дни, недели и месяцы. Дедлайны программиста расположены относительно далеко. Программисты бегут марафоны.

Велокурьер постоянно в движении. Заказы приходят и уходят в реальном времени. Решения надо принимать сразу. Времени думать нет, нужно во многом полагаться на имеющийся опыт и интуицию. Дедлайны курьера — через полчаса или час. Велокурьеры бегут много маленьких спринтов.

Одно из моих любимых в таком совмещении — это влияние физической активности на мозг. После трех часов программирования концентрация падает и количество ошибок возрастает. Небольшие перерывы помогают, а двухчасовая велопоездка не только полностью восстанавливает остроту мышления, но и заряжает мозг дополнительно.

Как устроена работа курьером? Как ты берешь заказы, что обычно развозишь?

Вожу обычно документы и вещи. Договоры, счета, бухгалтерские документы, покупки в магазинах, вещи между филиалами компаний и магазинами, медицинские пробы. Иногда забытые на работе ключи от дома. Часто бывают письма о расторжении договоров. Люди отправляют их не просто по почте, а заказывают именно курьера, чтобы при случае в суде было более весомое доказательство получения письма.

У фирмы, с которой я сотрудничаю, все курьеры работают как независимые предприниматели. Нет никакой обязанности по времени или объему работы, полная предпринимательская свобода. Но тебя всегда стимулируют твои финансы. Это самая распространенная схема в Берлине у такого типа курьеров. Компания занимается привлечением клиентов, обработкой заказов на перевозку, выставлением счетов, выбиванием долгов и выплатами курьерам. За это она берет весомую комиссию. Курьеры ежемесячно получают свой доход за вычетом комиссии.

Заказы распределяются по рации. Приложение тоже есть, там отображаются уже взятые заказы и ведется их документация. Работа по рации может показаться архаизмом, но на самом деле рация выполняет незаменимую роль.

  • Заказы распределяются максимально прозрачно. Все в реальном времени слышат, кто взял какой заказ, откуда и куда поехал. Если кто-то взял заказ не по правилам, коллеги сразу поправят.
  • Скорость. Получать и уточнять заказы по рации намного быстрее, чем с помощью приложения. Заказы часто берутся прямо во время езды. С приложением это было бы не только медленнее, но и опаснее. К тому же, использовать телефон при езде на велосипеде запрещено точно так же, как и при езде на машине.

Диспетчер читает доступные заказы по кругу. Откуда, куда, что везти, есть ли дедлайн. Курьеры соревнуются за заказы. Кто успел вызвать диспетчера первым, тот и получает заказ. Когда заказов мало, конкуренция довольно высокая. В такие моменты все начинают вызывать диспетчера сразу после того, как тот отпустил кнопку своей рации.

Стандартный срок для забора вещи после получения заказа курьером — 15 минут. Если ты можешь предложить это время, и ты первым вызвал диспетчера, ты сразу получаешь заказ. Если ты можешь забрать только через минут 20-25, диспетчер спрашивает, может ли кто-то быстрее.

Если ты уже едешь с заказом, можно брать новые заказы, только если тебе не придется делать большой крюк. Таким образом происходит более равномерное распределение, и исключается ситуация, когда кто-то особо умелый в общении по рации собрал себе все заказы, а другие простаивают.

Бывали ли необычные или странные случаи? Ну, привез посылку, а там голая женщина.

Голые мне пока не открывали. Но было несколько примечательных случаев.

Один раз везу конверт из офиса в районе «Митте» по адресу в «Пренцлауэр берге» для некой Шарлотты. Выглядит как какие-то документы. Приезжаю — там детский сад. Звонка нет, машу руками в окно на первом этаже, воспитательница меня замечает и открывает дверь. Говорю, что им тут письмо для госпожи Шарлотты. Она очень удивляется и переспрашивает, не ошибка ли это, и может ли она открыть конверт за Шарлотту. Ведь госпоже Шарлотте три года.

Другой раз в подробностях заказа написано: «подольше звонить в домофон». Звоню несколько раз, открывают, поднимаюсь. Пожилая женщина приглашает зайти в квартиру. Она не очень в курсе происходящего, но знает, что что-то должны забрать. В квартире все в коврах, расставлены статуэтки, пахнет дымом от ароматических палочек, и играет медитативная музыка. Звоню заказчику, он говорит, что оставил образцы тканей на кресле у окна. Женщина все это время пытается поддерживать со мной какой-то разговор, более подробный, чем обычный смолток. Беру, что надо перевезти, и ухожу поскорее.

Еще как-то вез что-то типа кронштейна для кинокамеры. Легкая плоская железка размером с книгу, ничего особенного. Был жесткий дедлайн, я спешил через пол-Берлина, срезая маршрут и пролезая в дырки, куда машина не пролезет. В пути думал, не зря ли я так убиваюсь. В заказах бывает путаница, и дедлайн на доставку на самом деле оказывается сроком для забора груза. Но в этот раз я спешил не напрасно. Приехав, я обнаружил скучающую съемочную группу из 20 человек. Они просто сидели, ничего не делая. Получив запчасть, они сразу заторопились, и приступили к работе. В этот момент я почувствовал, что профессия велокурьера — очень важная.

А что с деньгами? Сколько удается заработать?

На работе велокурьером точно не разбогатеешь. Чтобы хватало на жизнь, нужно работать полный день каждый будний день. Начинать надо в 8, а заканчивать в 16–17 часов. Нужно проезжать по 80–120 км в день. В любую погоду. Это сложно, и только из-за денег это невозможно делать продолжительно. Нужно любить велосипед.

Не знаю, сколько зарабатывают фултайм-коллеги, но подозреваю, что 2000–2500 евро в месяц за вычетом комиссии. С чего еще надо будет заплатить 20–30% налогов и страховок для предпринимателей.

Когда я начинал, я учился понимать немецкую речь по рации и не знал все улицы. Работал по шесть часов в день, и мне удавалось заработать 1200 евро, из которых 500 уходило на комиссию распределяющей заказы компании. По мере опыта я также сокращал количество часов. Ведь это для меня должно было быть только подработкой и спортом.

Теперь, чтобы снова уделять больше времени программированию, я ограничиваю свои поездки до 2–3 часов в день. Общее количество доступных заказов также упало из-за пандемии. Поэтому сейчас как велокурьер я балансирую на нуле. Для меня это главным образом польза для здоровья и ясность ума во время вечернего написания кода.

Мы пишем про карьеру и работу. Расскажите нам свою историю, и мы свяжемся с вами, чтобы опубликовать
её. Был интересный или ужасный опыт работы? Расскажите.
Рассказать
Оставьте отзыв на статью, напишите, что думаете о прочитанном. Ну или просто похвалите, это тоже всегда приятно!
Давайте помогу

Ещё статьи: